ЧЕРНЫЙ ЕКЕМЕН

Очень жаль, но так уж повелось, что создание культа какого-либо производителя, происходит после его смерти. Подобная ситуация не обошла и Черного Екемена. Еще при его жизни существовало множество легенд о его происхождении. Восточный эпос красив и занимателен, но не хочется путать читателя, и я постараюсь кратко познакомить с историей происхождения и отдельными фрагментами из жизни этого замечательного кобеля. Мне позволили это сделать мои туркменские друзья Гельды и Какыш Кяризовы, семья Мередовых, Перман Мухамедов, Алиев Хиволибай и Амансахат Нурягдыев. Моя большая увлеченность туркменскими алабаями и особенно Черным Екеменом, громадное количество поездок в Туркмению позволили собрать богатый информационный материал, разрешающий мне через много лет осветить его интересующимся этой породой.

Семья потомственных чабанов Мередовых в г. Каахка держала трех кобелей: Белого Екемена, Черного Екемена, и сына Черного Екемена – Сардара.

Очень многие чабаны заводили собак по внешнему сходству с предком, так произошло и с Черным Екеменом. В конце 70-х годов в Каахку была приведена отара на остриг. Вместе с отарой пришла и была оставлена черно-крапчатая сука, обладавшая очень дерзким характером. Через некоторое время она родила трех щенков. Один из них, а именно идентичный по окрасу с матерью, был оставлен чабанами Мередовым. Щенок рос очень дерзким и самостоятельным. В возрасте одного года Черный Екемен получил серьезную травму, попав под мотоцикл. Лечение не проводилось, но к счастью кобель выжил, хотя травмы сказались на строении его задних конечностей. Со слов чабанов Мередовых, Черный Екемен только единожды дрался с волками, но подробности боя никто не видел, так как было очень темно, а сбившаяся отара овец не позволила близко подойти к дерущимся с волками собакам. Также имеет место упоминание, что Черный Екемен после этого боя долго не мог вставать, и его лечили старым испытанным чабанским способом с помощью свежего курдючного жира. Окончательно оправившись, Черный Екемен продолжал работать при отаре до тех пор, пока в Каахке не появился друг Мередовых Кумман, который стал забирать Черного и Белого Екеменов для праздничных боев, проводимых в г. Ашгабаде.

Чемпионами как Черный Екемен, так и Белый Екемен никогда не были. Но в то же время Черный Екемен обладал огромной внутренней энергией и дерзким характером, позволяющим пускать его в бой по несколько раз. И Черный Екемен оправдывал надежды, он всегда шел в бой и всегда бил противника грудью первым. В дополнение к сказанному можно добавить, что Черный Екемен обладал очень низким порогом болевой чувствительности.

Многие туркмены, знавшие Черного Екемена, помнят так называемый бой «трехзубого с трехпалым», когда противник Черного Екемена, поймав его за лапу, полностью сковал движения Черного Екемена. Ничто не предвещало успеха, но Черный Екемен удивил всех: он схватил себя за свою же лапу и мощным рывком освободил себя от хватки противника, вырвав этим движением у противника клык.

После этого боя Черный Екемен получил большую популярность. Кобель «пошел по рукам». Его отдавали и продавали, меняли и возвращали, но он так и не оправдал желания своих хозяев. Он не обладал специфической манерой боя. Да и долгой хватки у него не было. Как и прежде была дерзость и неутомимость.

Наконец, вернувшись к прежнему хозяину, но уже к старшему из братьев, Аману Мередову, он стал использоваться как производитель. Но и здесь он не оправдал надежд. Будучи не препотентным кобелем он так себя и не запечатлел в своих детях. В известных всем четырех вязках все его сыновья унаследовали фенотип матери. Черный Екемен же послужил лишь «наполнителем». Впоследствии на него производились инбридинги во всех регионах бывшего Советского Союза, но безуспешно.

Только семья Кяризовых удалось получить фенотипически схожих с ним внуков. Это были Тохмет и Гурлен. В то же время, он явился исходной точкой в открытии линии своих потомков в Туркмении, таких как Эрлен, Аккело и Арлан, известных уже в наши дни.

Благодаря Черному Екемену мы получили в пользование: Бовсера (Бабур х Тоголок), Аккело (Арлал х Тоголок), Акбая (Акгуш х Нокот), а также потомков восходящих через сук: Дика (Сардар х Карали), использовавшихся в разведении в Минске, Кенурджа (Умар х Ингинлиджана), Угрель (Ч.Екемен х Ойра) в Санкт-Петербурге.

Заканчивая повествование о славном Черном Екемене, хочется сказать нынешним селекционерам: цените и любите своих производителей кобелей пока они живы, собачий век короток, а «выловить» ценные качества «бывших» производителей в ныне живущих потомках, очень трудоемкий труд и не всегда благодарный для селекционера.

Николай ДЕМИДОВ (Санкт-Петербург)