ТАДЖИКИСТАН: САГИ ДАХМАРДАК

Дорогие читатели, я хочу поделиться с вами своими наблюдениями о жизни САО в Таджикистане. Здесь я родился и вырос и, будучи большим любителем породы, часто ездил в горы к пастухам. В поисках элитных представителей породы я побывал практически во всех животноводческих совхозах и районах республики. Было осмотрено и измерено большое количество собак. Сейчас, анализируя увиденное, рассказы пастухов, наблюдая за поголовьем собак, вывезенных в Россию, хочется высказать свое мнение о породе, ее достоинствах, рабочих качествах. Я уверен, меня поймут, так как люди занимающиеся САО, - это действительно отдельный народ, здесь нет ни наций, ни положения. От простого крестьянина до крупного бизнесмена нас объединяет одно – любовь к породе, к нашей самой древней породе, над которой, слава Богу, еще не экспериментировали, выводя то, что никому не нужно.

Еще в начале 1980-х гг. мало кто слышал об «азиатах» из Таджикистана, а если и слышал, то говорили, что там нет хороших собак. Сейчас другое мнение. Просто с конца 1980-х гг. в Таджикистан буквально хлынул поток не любителей породы, а любителей легкой наживы. Вывозили буквально всех дворнях без ушей и хвоста, а щенков везли чуть не десятками за раз, причем от совершенно неизвестных собак. Мнение многих несведущих людей было такое: раз за городом и без хвоста – значит это «азиат». Печатались фальшивые справки, и собаки в то время продавались по 300 руб. Дальше из них вырастало то, что и должно было вырасти, что нанесло непоправимый ущерб разведению САО в России, а также представлению о настоящих собаках Таджикистана. Единственный плюс то, то в Таджикистане стало меньше дворняг.

Но приезжали и другие люди. Они ехали не затем, чтобы слушать байки и болтовню; они направлялись в районы высокогорья, разговаривали с людьми, которые имели большой опыт работы с породой. Не имея в Средней Азии знакомств, связей, они с энтузиазмом изучали породу. Это они дали реальное представление о таджикских волкодавах. Таких людей мало, но им огромное спасибо.

В Таджикистане среднеазиатская овчарка называется саги дахмардак, от слов дахмарда – человек, обладающий десятью силами, и саг – собака, т.е. собака, заменяющая десятерых. Еще чабанскую собаку называют саги чупони. Тех же «азиатов», которые не работают в отаре, называют декхони (крестьянская) или попросту точики (таджикская). В основном САО используются в Таджикистане как пастушеские собаки, они же собаки-волкодавы. Очень крупных собак на дальние переходы не берут, так как тяжелая собака быстро устает. Исходя из пословицы «Волка ноги кормят» делается вывод, что «азиат» должен волка догнать и уничтожить.

Те собаки, что в отаре не работают, используются как ночные охранники. Это те же самые «азиаты», среди которых встречаются на редкость породные экземпляры.

Так уж издревле повелось, что САО не привязывают. Я не видел, чтобы их держали на привязи, это абсолютно вольные собаки. Днем они предпочитают лежать в тени или роют огромные ямы, добираясь до влаги, и преспокойно отдыхают до сумерек. Из-за этой привычки местное население называет также «азиатов» земляными собаками. С наступлением вечера, когда спадает жара, собаки собираются поближе к своему дому, ведь здесь они получают еду – это может быть кусок лепешки или кости, оставшиеся от трапезы. Каждая собака идет к себе во двор и добровольно исполняет свой долг до утра.

Вообще, САО не должна проявлять агрессии по отношению к человеку, а тем более к детям. Агрессивных собак пристреливают не только за покусы, но и из-за того, например, что собака просто залаяла на ребенка. Но САО очень резко меняются в ночные часы: из флегматичных сонных лодырей они становятся грозными охранниками селений. Своих они узнают и пускают, а чужие в гости не ходят по ночам.

Практически в каждом дворе держат одну-две собаки, причем кобелей. Собаки между собой являются близкими родственниками, так как на весь кишлак оставляют всего одну-две суки. Держать суку не престижно, даже если она очень породная. Часто, проезжая через кишлаки, удавалось видеть период так называемого весеннего гона. В этот момент собаки уходят на поля. Кобели обступают суку со всех сторон и, выясняя отношения, выявляют победителя. Этот период постоянно сопровождается сильными и жестокими схватками. Часто избранник, находясь «в замке» с сукой, получает сильные увечья от других, менее удачливых кобелей.

В отарах, в отличие от селения, собаки относятся к людям совсем иначе. На зимних пастбищах это грозные охранники. При этом на переходах к альпийским лугам собаки, сопровождающие отару, к посторонним относятся уравновешенно, при проходе через селения совсем успокаиваются, но стоим им попасть в безлюдные места, как становятся злобными сторожами.

По моим наблюдениям, в отарах в основном работают собаки не очень крупные – средний рост составляет 65 – 74 см.

Что касается типов: нельзя однозначно сказать или выделить какой-либо из них, - они очень разные. Однако в каждой отаре собаки почти всегда однотипные, т.е. каждой отаре свойственен свой, определенный тип. Существуют родовые гнезда, т.е. в результате близкородственных спариваний закрепляется определенный тип собаки.

«Четырехглазые» САО (черно-подпалые), именуемые в Узбекистане туркуз, в Таджикистане называются чорчашма и встречаются практически в любом районе республики. Не понятно мнение некоторых российских собаководов-заводчиков, то этот окрас нетипичен для породы. Могу вас заверить, что в Таджикистане этот окрас - один из самых распространенных и является наиболее ценным для пастухов.

Как-то в Таджикистан приехали гости из Ростова-на-Дону, любители САО. Зашел разговор про окрас чорчашма. Сразу же разгорелся жаркий спор о якобы не чистокровности данных собак. Мы пригласили гостей посетить один из глухих кишлаков. Гости были очень удивлены, когда им был показан знаменитый Хирс (Бабатачский). Этот чистокровный кобель принадлежал одному священнослужителю. Кобель был крупного роста, с хорошим костяком, с объемной грудной клеткой, без признаков сырости. Он обладал очень породной головой, соответствующей данному типу, с ножницеобразным прикусом. Кобель был великолепен. При всей своей мощи (ему было в то время коло 4 лет), он двигался очень легко, и создавалось впечатление, что собака едва касается земли. Гости были поражены, и единственным их желанием было – приобрести пса (по их словам будущего чемпиона). Впоследствии этот пес был вывезен в Москву, и больше о нем ничего не было слышно.

Собаки именно этого типа являются рекордсменами по обхвату пясти, объему грудной клетки, общему размеру, размеру головы и т.д. Окрас чорчашма, так же как и тигровый окрас, часто всплывает в потомках, казалось бы далеких от данного типа и окраса собак. Чорчашма встречается не только с едва заметным переходом ото лба к морде, и с короткой наполненной мордой, но и с более резким переходом и округлой головой. Но последний тип встречается гораздо реже остальных.

Неразбериха по поводу окраса чорчашма заставила нас изрядно помотаться по пастбищам и поговорить со многими пастухами. Со слов тех же пастухов: «Наши деды всегда держали собак данного типа, потому что они обладают очень хорошими качествами и прекрасно проявляют себя в борьбе с хищниками» - зачастую таких собак называют дахмардак, т.е. заменяющая десять пастухов.

Если сук в отарах обычно уничтожают, изредка оставляя одну для дальнейшего разведения, то сук типа чорчашма оставляют обязательно.

В Таджикистане в чистом виде чорчашма сохранились в Кабодиенском и Шаартузском районах. Они также встречаются в пограничном Узбекистане, в селениях Верхний и Нижний Боботач, а также Мурат и Джар-Курган. На пастбищах Чордагал, что в Шаартузском районе, собаки типа чорчашма встречаются очень часто. Они настолько породны и однотипны, что все сомнения уходят сразу. В чистом виде они встречаются в селении Чинар-Тугай и в пограничном с Афганистаном Айвадгие, а также в Бишкенте. Это настолько отдаленные от цивилизации места, что говорить о каких-либо помесях не приходится.

Теперь о так называемых черных «таджиках». В целом они довольно однотипны (в отличие от чорчашма). Отличаются более плавным переходом ото лба к морде, по отношению к голове морда длиннее, ярко выраженными надбровными дугами. Заполненная морда горбинкой, толстые массивные губы без признаков сырости, маленькие темные глаза. Иногда встречаются светлые глаза при темном окрасе – это портит собаку. Уши низко посажены. В отличие от чорчашма у черных «таджиков» более плоские ребра, более длинный формат. При основном черном окрасе часто встречаются белые лапы (носки), белая грудь, белая полоска на лбу. Этих собак используют и как пастухов (волкодавов), и как сторожей селения. В основном эти собаки встречаются в Шаартузском, Оррдженикидзенском, Яванском, Комсомолобадском районах, а также на Анзобском перевале.

Теперь о самом распространенном типе – алла (пестрый). Обитает в высокогорье, и если брать в общих черта, достаточно однотипен. Среднего и чуть выше среднего роста, с хорошим костяком, с глубокой бочкообразной грудью. Морда короткая, наполненная, с большой мочкой носа, широкая у основания и бывает с горбинкой на переносице, но не сужается к мочке носа. Лоб широкий, переход ото лба к морде незаметный. Уши низко посажены на уровне глаз. Глаза маленькие, темные. Конечности параллельные, лапы в комке. Ярким представителем этого окраса является Алла-Повлон, вывезенный из Таджикистана в Искитим.

Наиболее часто встречаются на Анзобском перевале, в Ромитском ущелье и используются в основном как пастухи в отарах.

В книгах об «азиатах» часто пишут, что в высокогорных районах Таджикистана встречается большое количество длинношерстных собак признаками сырости. Я с этими категориями не согласен: из огромного поголовья САО, просмотренного нами в Таджикистане, лишь очень немногие имеют длинную шерсть. Посещая выставки в России, я сделал вывод, что «азиаты» с длинной и средней шерстью привезены в основном из Туркменистана и Узбекистана, таджикские же азиаты в основном короткошерстные.

Теперь немного о зубной системе. Среди огромного поголовья САО в Таджикистане преобладает ножницеобразный прикус. Встречается также клещеобразный прикус, и не обязательно после 4 лет, по крайней мере, собак с таким прикусом много и после 1,5 – 2 лет. Мне кажется, что это зависит от условий существования, вольного образа жизни, борьбы с хищниками, скудного питания.

Пастухи не придают прикусу никакого значения – зубы должны быть крупными. Дахад кушод – пасть – должна быть широкая, морда тупая, мочка носа крупная.

Прибылые пальцы не купируют, а, как ни странно, даже ценят.

Сейчас, чтобы увидеть хорошую собаку, приходится изъездить не один десяток, а то и сотню километров. Очень много «азиатов» было вывезено в Россию, на Украину и другие республики бывшего СССР. В чистом виде они остались только высоко в горах и в затерянных кишлаках (куда редко ступает «нога» современной цивилизации).

Пастухи гораздо большее внимание уделяют не внешнему типу собаки, а рабочим качествам. Со стороны в отару собак, как правило, не берут, - чабаны стараются поддерживать свое поголовье в чистоте, предпочитают выращивать своих щенков. Получается, что все эти собаки близкие родственники, постоянный инбридинг, поэтому почти в каждой отаре собаки однотипны. Это означает, что собаки стойко передают как свои лучшие рабочие и экстерьерные качества, так и все недостатки. В отаре примерно на тысячу голов овец приходится четыре-пять собак: это один матерый кобель, два молодых и одна-две суки. В отаре лидерство принадлежит матерому опытному вожаку стаи, остальные выполняют второстепенные роли.

Щенение у САО происходит в основном в январе – феврале на зимних пастбищах, одновременно с началом окота в отаре. Буквально за неделю до щенения сука ищет укромное место или выкапывает нору, и там щенится. Первые дни после щенения мать не выходит из норы до тех пор, пока у щенков не отсохнут и не отпадут пупки. Первые две недели пастухи не подходят к норе, так как мать может перенести щенков в более отдаленное, безопасное место.

В помете обычно бывает много щенков, но оставляют не всех. Сук убирают (могут оставить одну, если в ней есть необходимость), а кобелей оставляют ровно столько, сколько нужно для работы и так называемых заказных, для друзей или родственников, так как в Таджикистане не принято отдавать или продавать собак посторонним людям.

Бывают случаи, когда щенки рождаются куцыми, - таким щенкам вообще нет цены.

По моим наблюдениям, уши и хвосты купируют у щенков в возрасте от 2 недель до 1 – 2 месяцев, не накладывая швы и не обрабатывая раны. Все же при этом выполняют два условия: первое – уши и хвосты купируют в пасмурную погоду, так как в дождь меньше мошкары, комаров, мух и т.д.; второе – уши после купирования засыпают хоки стар – золой из костра.

Бытует такое поверие, что во время купирования ушей щенки не скулят, а рычат. Также говорят, что щенки поедают свои уши после обрезки.

Щенкам, оставленным на вырост в отаре, сразу вешают тумор (амулет от сглаза и болезней). Амулет обычно делают в виде треугольника из кожи или просто красной тряпичной веревочки на шее.

Часто при чтении литературы о САО люди пытаются научиться, как выбирать лучшего щенка. Считается, что это крупный щенок, с большой мочкой носа, широкой грудью и т.д. Однако то, что для культурных разведенцев является достоинством, для пастуха не всегда так. Момент выбора щенка – будущего пастуха, на мой взгляд, очень ответственен. Приходилось видеть, как из многочисленного помета чабан, по каким-то только ему известным признакам, безошибочно угадывал будущего вожака стаи. Он выбирал не самого крупного (товарного) щенка, но в дальнейшем из него вырастала отличная чабанская собака. Через год из товарных щенков вырастали посредственные собаки, а из средних – очень породные экземпляры.

Это уже сказывается опыт. Видимо, в результате близкородственных спариваний у щенков, сразу после рождения, появляются черты головы и тип будущей собаки, свойственный этой отаре. Разглядеть это может только чабан, который не один год ходит с одной отарой на дальние пастбища и очень хорошо знает своих собак. Кроме этого, чабаны придают огромное значение окрасу собаки и, даже не зная происхождения щенка, безошибочно предсказывают, какой он будет в дальнейшем.

Уже в апреле отары уходят на дальние пастбища, ведь нередко в мае трава начинает выгорать. Отары направляются высоко в горы (на высоту 2000 – 3000 м. над уровнем моря), в зону пастбищ среди ледяных вершин. С каждым километром подъема температура понижается; выше пастбищ только снега, которые лежат там круглый год.

Момент перехода отар на летние пастбища всегда оставляет в памяти неизгладимое впечатление. Представьте такую картину: вдалеке показывается столб пыли, потом появляются овцы. Возглавляют отару всегда козлы, их немного. Собаки двигаются сзади и с боков отары. Даже невооруженным глазом можно увидеть, сколько опасностей они прошли, сколько всего испытали. Ветераны покрыты с головы до лап серыми шрамами, с порванными губами, но с гордым, невозмутимым взглядом. Это и есть саги дахмардак. В отличие от кавказской овчарки, на «азиата» никогда не надевают ошейников с шипами.

Маленьких щенков перевозят в мешках-сумках, которые расположены по обеим сторонам лошади или ишака. Щенки постарше идут сами, но нередко их привязывают к хвостам ишаков, принуждая двигаться. Многие не выдерживают нагрузки, отстают или теряются; доходят до дальних пастбищ только самые выносливые.

Существует и другая опасность – волки. Если взрослые собаки имеют опыт борьбы с волками, то щенку приходится туго. Щенок старается подражать своим родителям, и, не имея опыта борьбы, либо получает хорошую труппку, либо погибает. В среднем из трех щенков после перехода возвращается один, реже – два малыша. Это, если не брать в расчет болезни (энтерит, чума, гепатит и т.д.). При возвращении это уже другая собака – в 7 8 месяцев щенок ведет себя так же, как взрослые собаки. Гордый взгляд, абсолютное безразличие к людям, сильно обмускуленный костяк, врытый постав конечностей, - все это создает огромное впечатление и внушает уважение к молодой, но уже прошедшей первый экзамен собаке. Если по какой-либо причине погибает вожак, его место занимает самый опытный и сильный молодой пес.

Половой зрелости собаки достигают рано, и уже с 8 – 10 месяцев сука вяжется. Вожак не подпускает молодых кобелей, и насколько рано «развяжутся» они, зависит только от них самих, от их ловкости и хитрости.

САО – долгожитель. Приходилось видеть собак 12 – 14-, а то и 18-летних. Были случаи, когда собака ходила в отаре 10 – 14 лет. Старые собаки отстают от отары и ищут пристанища в каком-нибудь населенно пункте или погибают.

Немного о кормлении. Для «азиатов» никто специально не готовит. Кормят сухими лепешками, иногда замешивают тесто из муки самого дешевого сорта (типа отрубей). В отарах мне часто приходилось видеть кормление «азиатов»: замешивается тесто и кусками разбрасывается в разные стороны собакам. Те убегают каждая со своим куском в укромное место. Если этого не сделать, самый сильный кобель отберет еду у остальных и, пока не наестся, никого другого не подпустит. Когда бывает вынужденный забой скота, достается мясо. Но «азиат» - охотник: все, что попадается на пути (мыши, сурки, зайцы), становится его добычей.

Никакой особой дрессировки «азиатам» не требуется. Единственная (навязываемая) команда – это притравка на волка. Звучит она по-разному, в основном «Кш-кш», «Гург» (волк), «Гирша» (возьми). Для того, чтобы успокоить собаку, снять нежелательную агрессию, дают команду «Давшаш». Удивляет то, что пастухи практически не гладят своих собак. Самой большой похвалой является небрежно брошенный кусок сухой лепешки. Если собаку заласкать, считают они, то она испортится и всегда будет искать поддержки хозяина, а пастуха рядом может и не оказаться. Декхане, как и чабаны, не гладя своих собак. Щенки – другое дело, это забава для детворы.

Собак нельзя называть именами людей – это недопустимо. Кличку собаки в основном связывают с окрасом и с характером, например: Тез – злой, Шалпар – уставший. Белых собак называют пахта, черно-белых – аллапар, рыжих – зардак, серых – сары, бело-черных – алла, буйнок. Наиболее распространенные клички для кобелей: Полвон, Кашкар, Буйнок, Тарзан, Пахта. Сук называют редко, в основном, Канчи (сука), или в связи с окрасом: Ок, Пахта, Сары.

Собаки не состоят ни на каком учете, ни в сельсоветах, ни в клубах собаководства. Обычно ветеринар, который знает почти всех собак, раз в год делает прививку от бешенства.

Теперь немного о боях. Так называемые собачьи бои у пастухов не приняты, на это просто нет времени. Но в городе много любителей этого зрелища; собак травят за деньги, не думая, что это живые существа. Конечно, такая собака должна поддерживать свою форму (имеется в виду борьба с хищниками), но травить из-за наживы и азарта – просто нечеловечно. Пастбища и кишлаки находятся в горах; из этого ясно, что волков там великое множество. Попусту искалеченная собака – это потеря нескольких овец в отаре. Потом подумаешь, травить собаку на боях или нет.

Где-то с начала 1980-х гг. в городах пошла на бои какая-то мода: сначала травили овчарок и боксеров, потом появились и грозные волкодавы. Теперь бьются в основном только «азиаты». Людей, которые занимаются собаками или собачьими боями, называют сагбоз; они-то и судят бои. Правил немного – побежденная собака сама покидает ринг, проигрыш засчитывается также, если собака, как это называют, бьет зубы, то есть ведет себя пассивно, постоянно обороняется. «Азиаты» обладают хорошими бойцовыми качествами и почти все хорошо дерутся. Некоторые из таких собак имеют обосый авторитет. В 1980-е гг. это были Алла-Полвон, Тарзан, в 1990-е гг. – Полвон, Барбос и Серлов, позднее – файзабадский черный Коки. От таких собак многие хотят иметь щенков. Их широко используют в разведении, как в близкородственном, так и на чужих суках.

Нельзя однозначно оценить состояние породы на сегодня. Появилось много красивых собак с утраченной гордостью в глазах, без той самой изюминки, о которой так много говорят. Что же делать тем заводчикам, что провели в Средней Азии столько сезонов, и что делать мне, родившемуся в Средней Азии, другим людям, которые действительно положили столько сил для породы? Сейчас по сравнению с восьмидесятыми годами положение немного улучшается, так как упал спрос на другие породы, т.е. прошла мода на «иномарки».

Истина в том, что «азиат» вытесняет другие породы, и это закономерно: неприхотливый в содержании, нечувствительный к перепадам температуры (от знойных песков до вечных снегов), «азиат» универсален. Хороший охранник не лает попусту, и волкодав – просто незаменимый помощник чабана, не зря их называют саги дахмардак.

С.ХАМИДОВ